Интервью Татьяны Семеновой, заместителя министра здравоохранения РФ Vpk-news.ru

Татьяна Семенова, заместитель министра здравоохранения РФ
Татьяна Семенова, заместитель министра здравоохранения РФ
Фото: Даниил Нежинский

Медиков уже два года очень оживленно обсуждают в прессе и в Интернете. Одни ругают врачей за то, что их не хватает, мол, не успевают пациента выслушать, рецептов не дают, в компьютер с головой окунулись. Другие жалуются на сложности при записи на прием к специалисту. А третьим (они малочисленны) все нравится: по талону пришел на прием, анализы сдал, электрокардиограмму сделал – без очереди и быстро. О том, какие процессы идут в этой сфере, «Военно-промышленному курьеру» рассказала Татьяна Семенова, заместитель министра здравоохранения РФ.

– Чтобы вам жить в эпоху перемен! – изречение приписывают китайскому философу Конфуцию. Люди хотят жить размеренной, привычной жизнью, а любые подвижки требуют физических усилий, каких-то серьезных действий. В нашей стране в здравоохранении сейчас та самая «эпоха перемен». А если конкретнее, то все работающие в нашей системе включаются в реализацию национальных проектов и в первую очередь «Здравоохранение» и «Демография». Добавлю, что в эти проекты должны быть вовлечены и все граждане России, в том числе еще не родившиеся. Ведь первый, кто встречает младенца и кого видит он сам, – доктор, во всяком случае у нас в стране.

– Татьяна Владимировна, что происходит в стране? Откуда столько негатива в адрес здравоохранения, причем не только от пациентов, но и от врачей?

Основные цели нацпроекта «Здравоохранение» озвучивались не единожды. Скажу коротко: перед системой поставлены глобальные задачи. Это снижение показателей смертности. Ежегодная диспансеризация. Обеспечение оптимальной доступности медико-санитарной помощи. Создание пациентоориентированной модели работы медицинских организаций, в первую очередь оказывающих первичную медико-санитарную помощь, сокращение времени и упрощение процедуры записи на прием к врачу, удобная навигация, изменение графика работы (в сторону вечерних часов и выходных), внедрение цифровых технологий.

Как этого достичь? Только упорной работой всего здравоохранения и, как бы ни казалось странно, пониманием важности этих задач каждым гражданином страны. В любом деле, в которое вовлечены миллионы людей (в здравоохранении РФ трудятся около трех миллионов человек. – «ВПК»), возникают накладки, несогласованность, иногда непонимание поставленной задачи не только исполнителями, но и руководителями медицинских организаций. Предусмотреть все невозможно. Такие моменты и приводят к медиаскандалам. А СМИ часто реагируют не на системные проблемы, а на локальные недочеты.

Татьяна Семенова, заместитель министра здравоохранения РФ
Татьяна Семенова, заместитель министра здравоохранения РФ
Фото: Даниил Нежинский

– Вы говорите о федеральных медицинских проектах. Какая у них связь с нацпроектом?

– Национальный проект обобщает и определяет ежегодные мероприятия, конкретные показатели. Он разработан в соответствии с президентским указом и предусматривает достижение всех поставленных задач к 2024 году. Структурно состоит из восьми федеральных проектов, выделяющих основные направления достижения целей. Это «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи», «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями», «Борьба с онкологическими заболеваниями», «Развитие детского здравоохранения», «Обеспечение медицинских организаций системы здравоохранения квалифицированными кадрами». Плюс проекты «Завершение формирования сети НМИЦ (национальных медицинских исследовательских центров)», «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ)», «Развитие экспорта медицинских услуг».

Россия многообразна, с различными экономическими, климатическими, популяционными особенностями. У каждого региона есть свой паспорт проекта, реализация которого приведет к выполнению федерального и достижению ранее названных мною целей. Рассказать о любом из проектов, а над составлением каждого трудились коллективы научных и образовательных организаций, ведущие эксперты в отрасли, представители профессиональных некоммерческих организаций, не хватит и дня. Повторяю, перед нами стоят глобальные задачи, которые мы намерены выполнить. А не критикуют только бездельников.

– Аккредитация и сертификация, в чем отличие и для чего эта процедура?

– В последние десятилетия наши врачи для получения специального отраслевого права к профессиональной деятельности в системе сертификации (раз в пять лет) проходили через специальный экзамен. Этот допуск подтверждал, что данный врач может работать по своей специальности. Однако исторически эта система оказалась тесно привязанной к дополнительному профобразованию, экзамен проводили те же, кто обучал, а это в ряде случаев приводило к сильным искажениям объективности. Так же на процесс трансформации повлияли и стремительное технологическое развитие отрасли, изменения в подходе к образованию, возможность использовать дистанционные технологии. Эксперты пришли к выводу, что необходим более действенный контроль навыков и знаний врачей и медсестер. И с 2016 года стала поэтапно внедряться система аккредитации медицинских специалистов.

Она достаточно сложно структурирована, но хотелось бы еще раз отметить ее принципиальные отличия от «уходящей» системы сертификации. Уровень квалификации определяют сами практикующие специалисты. При первичной и первично-специализированной аккредитации (выпускников, впервые подтверждающих право на работу по специальности) двух-трехуровневая оценка (тестирование, ОСКЭ, решение клинических кейсов) проводится по единым для всей страны средствам, она во многом автоматизирована, что нивелирует «человеческий фактор», и максимально объективна. В то же время для уже работающих специалистов в отрасли (периодическая аккредитация) предусматривается максимальное упрощение, вплоть до «бесконтактного», если анализ портфолио специалиста не вызывает у экспертов сомнения в профессионализме, но детали нам еще предстоит проработать в ближайшее время в соответствии с этапами внедрения аккредитации.

Сюда же включена система непрерывного образования, когда врач в течение пяти лет не только проходит повышение квалификации в образовательной организации, но и может участвовать в различных мероприятиях, проводимых профессиональными ассоциациями, а также в формате самообразования осваивать интерактивные модули. Далее предусматривается анализ портфолио в аккредитационно-симуляционном центре, в котором независимая комиссия, состоящая из соответствующих специалистов, оценит профессиональный уровень врача. К 2025 году в систему аккредитации будут вовлечены 2 миллиона 100 тысяч медицинских специалистов. И наши соотечественники могут быть уверены, что врач на Камчатке владеет теми же навыками, что и его коллега, практикующий в Москве. И это тоже важная цель аккредитации.

– Раньше студентов учили врачевать у постели больного, а сейчас они будут в компьютер играть… Так скептически оценил работу симуляционного центра один мой знакомый врач, правда, он уже на пенсии и, думаю, никогда там не был.

– Знакомо: «Я Солженицына не читал, но осуждаю». Наверное, из этой оперы? Медицина меняется. В систему медобразования основательно вошли новые методики. Тренинг стал важной частью процесса подготовки врача. Использование новых технологий важно как в обучении студентов медвузов, так и в повышении профессиональных навыков уже работающих докторов. В этих целях было создано Российское общество симуляционного обучения в медицине (РОСОМЕД).

В структуре медколледжей, вузов и организаций дополнительного профессионального образования появились новые подразделения – симуляционные центры. В них проходят подготовку и переподготовку все специалисты, работающие в сфере охраны здоровья и не только работники учреждений Минздрава, но и работники коммерческих структур, армии, МЧС.

Симуляционный центр – своеобразный аналог многофункциональной клиники. Сначала в нем отрабатывают навыки на виртуальных симуляторах, тренажерах «живой эндоскопии» на нативных тканях. Затем на экспериментальных животных. Причем на каждом этапе обучения критерием служит не просто успешное освоение навыка, но и неоднократное повторение и его наработка за определенное количество часов, то есть автоматизация. Подобное обучение в виртуальной операционной очень важно. Как выяснилось, прошедшие подобную школу молодые врачи в несколько раз реже совершают ошибки во время реального вмешательства. И знаете, мне немного становится печально, что в мои студенческие годы мы не имели таких чудесных возможностей.

Эффект от такого обучения виден сразу. Это не только голая теория, но и практика: отработка моторики и манипуляций с медицинским инструментарием, возможность воссоздать различные клинические сценарии вне больничной палаты или операционной. Вам необходимо отработать навыки врача «скорой помощи» при чрезвычайной ситуации? Вот макет, симулятор – учитесь и тренируйтесь. У вас осложненное родовспоможение – пожалуйста, нарабатывайте опыт у другого модуля. Имеющиеся возможности позволяют даже провести симулированную операцию с реальными топоанатомическими данными пациента перед «настоящей» операцией (в симулятор загружается информация, полученная при компьютерной томографии или магнито-резонансном исследовании, и хирург при нетипичной анатомии может провести «симулированную» операцию, причем многократно, минимизируя технические риски). Безусловно, радует и важно то, что в федеральном проекте «Медицинские кадры России» заложена отдельная подпрограмма формирования симуляционных центров во всех медвузах страны.

Предугадываю вопрос об оказаниях первичной помощи населению: уже сегодня в стране появились более 125 тысяч специалистов, это выпускники медицинских вузов (с 2016-го) и колледжей (с 2018 года), которые знают, умеют и смогут в любой стрессовой ситуации сделать сердечно-легочную реанимацию, а это и провизоры, и стоматологи, и медицинские биохимики. Обучить и протестировать такое количество выпускников в прошлые годы было нереально. Такая возможность появилась только со стартом аккредитации в 2016 году и созданием симуляционных центров. А это говорит о том, что с ростом знаний и профессиональных навыков врачей достижение целей нацпроекта не сверхзадача, о которой нам периодически вещают некие эксперты, а реальность, если объединить усилия и врачей, и организаторов, и каждого человека в нашей стране. Работы сделать предстоит еще много.

– Периодически в прессе появляется информация: где-то отделение больницы закрыли, там – медпункт, а здесь – поликлинику. Как это связано с развитием здравоохранения?

– Медпункт ликвидировали, клинику?.. Да, могли, если зданию сто лет и оно непригодно для эксплуатации. Или демографическая ситуация в регионе сложилась так, что лечить некого и медперсонал ходит из угла в угол без работы, теряя при этом квалификацию. Причем майские указы президента никто не отменял, это о том, что врач должен получать не меньше двух средних зарплат региона, а медсестра – не меньше средней. Как и откуда будут начислять заработную плату, если деньги берутся из системы ОМС.

Иногда поднимают крик про закрытую больницу, но не удосуживаются добавить, что в пяти – десяти минутах ходьбы от разваливающихся медучреждений возводят современные центры здравоохранения. Никто в стране не имеет права лишать граждан медицинской помощи. В последние годы медицине выделено финансирование в таких объемах, в каких ранее она никогда не получала.

Бюджет национального проекта

Бюджет национального проекта

Я не буду сейчас рассказывать о крупных объектах: перинатальных, онко- и сосудистых центрах, которые ежегодно появляются в нашей стране. Перед нами поставлена одна из серьезнейших задач – сделать доступной медицинскую помощь в самых отдаленных населенных пунктах страны. Речь о тех, про которые часто «забывали», где менее 100 жителей. Содержать врача там невозможно, для него практически нет работы. Но людям необходима медицинская помощь. И была поставлена цель: создать для таких районов 1300 специальных передвижных медицинских бригад, которые будут оказывать жителям необходимую медико-санитарную помощь. Комплектование бригад конкретными специалистами предусматривается в соответствии с потребностями населения в различных видах первичной специализированной помощи. Также будут использоваться мобильные фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы). Это важный момент в организации медицинской помощи в районах с низкой плотностью населения. Может, именно в таком населенном пункте жители возмущаются тем, что ликвидируют маленькую больницу, но раньше там было десять тысяч человек, а сегодня лишь пара десятков. Организаторы здравоохранения в регионе обязаны разъяснять жителям, что к ним будут приезжать специалисты или там построят новый ФАП, прописывать и контролировать четкие графики работы и логистику движения пациента в зависимости от конкретной ситуации. Регулярно общаться с жителями и быстро реагировать на изменяющуюся ситуацию.

Кстати, именно для таких регионов по программе «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи» создают медицинские организации первичного звена. Строят врачебные амбулатории, фельдшерские и фельдшерско-акушерские пункты в поселках с численностью населения от ста до двух тысяч человек. И для качественной работы только этих новых учреждений в ближайший год нам надо привлечь около 80 фельдшеров и более 800 медсестер.

– Проекты «Земский фельдшер» и «Земский доктор» на слуху, их часто обсуждают в прессе. Они эффективны?

– Эта государственная программа принята для регионов, в которых испытывают потребность в медицинских кадрах в сельских районах («Земский доктор» принята в 2012-м, «Земский фельдшер» – в 2016-м. – «ВПК»). Задача – привлечь специалистов, чтобы обеспечить доступность медицинской помощи для людей, проживающих в отдаленных поселках. Каждый регион предлагает свою социальную поддержку, а государство совместно с регионом выплачивает врачу или фельдшеру подъемные в сумме 1 миллион и 500 тысяч рублей соответственно с условием после заключения договора отработать пять лет. Сейчас в эту программу включили города с населением до 50 тысяч человек и подняли предельный возраст специалиста, который может трудоустроиться по этой программе, до 50 лет, а со следующего года ограничения вообще не будет. Программа действует. Специалисты, которым привычно жить и трудиться в сельской местности, с удовольствием туда переезжают.

Решение кадрового вопроса в здравоохранении очень зависит от местных органов власти. Какие условия врачам предлагаются для жизни, какая соцподдержка оказывается, таков и результат.

Например, Сахалин. В области выплачиваются высокие подъемные для медиков – от полутора до трех миллионов рублей в зависимости от района трудоустройства. Врачам могут возместить также до 60 процентов расходов на покупку жилья, выплачивают компенсации на аренду квартиры. Активно занимаются профпереподготовкой врачей и увеличивают целевой набор в медвузы, открыли базовую кафедру Тихоокеанского медицинского университета, обновляют инфраструктуру. Это позволило региону переломить ситуацию с острым дефицитом медицинских работников.

– ЕГИСЗ. Что за этой аббревиатурой кроется для граждан, потребителей медицинских услуг?

– ЕГИСЗ – единая государственная информационная система здравоохранения. Благодаря федеральному проекту, направленному на ее развитие, и формированию единого цифрового контура мы получаем замечательный инструмент, который полностью переформатирует работу отечественного здравоохранения. До конца 2021 года планируется введение в действие единой диспетчерской «скорой помощи» в регионах страны. Центральная диспетчерская служба будет определять, какая бригада поедет на вызов: терапевтическая, реанимационная или, к примеру, для оказания медпомощи требуется санавиация. Фиксируются поступление вызова, время в пути, завершение эвакуации больного. Сразу же решается вопрос с медицинским учреждением, в которое направят пациента, там уже будут оповещены и готовы к приему больного. Это сэкономленные человеко-часы специалистов или… минуты, но очень часто именно от них зависит жизнь пациента!

Телемедицина, единый архив, лабораторные исследования, медицинские изображения (КТ, МРТ), распределение льготных лекарств, рецепты, истории болезни – все это будет доступно онлайн для специалистов к концу 2024 года даже в самых удаленных уголках страны.

А о том, что интеграция медицинских документов в ЕГИСЗ избавит медорганизации от бумажной нагрузки и повысит эффективность управления и соответственно работы всей системы здравоохранения России, кажется, можно и не упоминать.

Источник